Ст 125 упк рф судебная практика

Процессуальные маневры следствия и суда в рамках ст. 125 УПК РФ

Ст 125 упк рф судебная практика

Отказ в рассмотрении данных жалоб является неким «судейским рефлексом», срабатывающим даже несмотря на позицию суда апелляционной инстанции.

Проблемы, связанные с обжалованием в порядке ст. 125 УПК РФ, всем хорошо известны. Преимущества, которые можно извлечь, прибегая к данному уголовно-процессуальному институту, были систематизированы в статье Андрея Гривцова.

Здесь я хотел бы частным примером, играющим локальную роль в резонансном уголовном деле, в котором я представляю одну из сторон, проиллюстрировать упорное нежелание районных судов рассматривать подобные жалобы, а также отношение к данной практике со стороны вышестоящих судов.

Медиа подробно освещали уголовное дело в отношении бизнесмена Валерия Пшеничного, обстоятельства смерти которого в СИЗО-4 в Санкт-Петербурге носили шокирующий характер.

Существовало несколько уголовных дел, развивающихся параллельно друг другу, где одни и те же фигуранты выступали в разных процессуальных статусах. Подробности данных уголовных дел не являются предметом этого материала, упомяну лишь моменты, важные в контексте обозначенной темы.

Помимо уголовного дела, расследуемого ГСУ МВД по Санкт-Петербургу и Ленинградской области в отношении Валерия Пшеничного, на районном уровне по заявлению Пшеничного было возбуждено (в дальнейшем также передано в ГСУ) уголовное дело в отношении генерального директора фирмы Пшеничного – АО «НовИТ ПРО» – Андрея Петрова.

В данном деле компания «НовИТ ПРО» была признана потерпевшим, а сам Пшеничный, ставший генеральным директором, – представителем потерпевшего.

Дальнейшее события, связанные с Пшеничным, стали предметом расследования ГСУ СК РФ, отказавшегося признать совершение убийства, квалифицировавшего действия в отношении Пшеничного как халатность и доведение до самоубийства.

В рамках уголовного дела в отношении Андрея Петрова организация-потерпевший «НовИТ ПРО» осталась без допущенного к участию представителя.

При этом само дело было приостановлено под надуманным предлогом – якобы в связи с болезнью Петрова, в связи с чем в допуске в качестве представителя новому генеральному директору следствие отказало.

Данные действия следствия были обжалованы в Куйбышевский районный суд Санкт-Петербурга, после чего нами было пройдено три круга, в которых разные судьи названного суда пытались под любым предлогом не рассматривать жалобу по существу.

«В круге первом» судья Екатерина Ботанцова не стала обременять суд в составе самой себя «лишней» работой и отказала в принятии жалобы, сославшись на стандартную формулировку об отсутствии предмета обжалования: следствие приостановлено, поэтому отказ в допуске представителя потерпевшего правомерен.

В апелляционной жалобе нами были заявлены вполне естественные доводы, что болезнь обвиняемого не препятствует возобновлению следствия для допуска представителя потерпевшего, а суд первой инстанции фактически рассмотрел нашу жалобу вне судебного заседания.

Санкт-Петербургский городской суд занял нашу сторону, сославшись на то, что отказ в допуске нового генерального директора после смерти Валерия Пшеничного препятствует защите прав потерпевшего, а суд, отказав в рассмотрении нашей жалобы, нарушил требования УПК РФ.

Поддержала нашу позицию и прокуратура, вопреки стандартному мнению о ее тотальном соглашательстве со следствием. В итоге дело было направлено на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении материал был передан судье Артему Королеву. Слушание дела неоднократно откладывалось, так как следователи ГСУ не являлись в судебное заседание, а судья Королев параллельно был занят в процессе Владимира Кумарина.

В итоге, когда, наконец, явка следователя была обеспечена, дело было рассмотрено. Судья Королев воспроизвел те же самые нарушения, которые были выявлены Санкт-Петербургским городским судом в первом «отказном» постановлении Куйбышевского районного суда, но придал данным нарушениям иную процессуальную форму.

Так, суд прекратил производство по жалобе, ссылаясь все на то же отсутствие «предмета обжалования», а также на то, что в качестве представителя потерпевшего уже был допущен Валерий Пшеничный.

На известные фактические обстоятельства, в связи с которыми представление интересов АО «НовИТ ПРО» Пшеничным было невозможно, судья Королев внимания не обратил, санкционировав тем самым незаконные действия следствия по ограничению прав потерпевшего.

Воспроизведение после отмены предыдущего решения в апелляции тех же самых нарушений (даже при всей фейковости рассмотрения дел в вышестоящих инстанциях в нашей системе правосудия) носило со стороны судьи Королева просто иррациональный характер.

Дело по нашей жалобе снова было направлено в Санкт-Петербургский городской суд, который повторно установил, что нарушения судьей Королевым не устранены, что предыдущий руководитель Пшеничный по причине его смерти представлять интересы организации не может, что жалоба должна быть рассмотрена по существу.

Дело вышло на новый круг, на этот раз оказавшись на рассмотрении у судьи Андрея Дондика.

Но время не теряли и органы следствия, соединив разнонаправленные и не связанные друг с другом уголовные дела, после чего в рамках заданной следствием ситуации АО «НовИТ ПРО» была приписана роль «транзитной» организации, через которую Пшеничным якобы выводились денежные средства, полученные в процессе исполнения госзаказа, и ранее вынесенное постановление о признании фирмы Пшеничного потерпевшим было отменено. Путем подобных нехитрых процессуальных манипуляций следствием был «снят» вопрос о допуске в дело представителя организации, что и позволило судье Дондику производство по жалобе прекратить (не могу при этом не обратить внимания, что параллельно судья Дондик рассматривал дело о привлечении к административной ответственности Михаила Борисова в связи с его участием в несанкционированном мероприятии, производство по которому было прекращено из-за формальных нарушений при составлении протокола, что является редкостью при общей конвейерности такого рода дел).

В настоящее время нами обжалуется уже постановление следствия о прекращении статуса потерпевших, но в обозримой перспективе результат предсказуем. Действительно, как было сказано на одном из заседаний судьей Мосгорсуда Владимиром Усовым, «суд не может заставить следователя думать по-другому».

Источник: https://www.advgazeta.ru/mneniya/protsessualnye-manevry-sledstviya-i-suda-v-ramkakh-st-125-upk-rf/

Анализ современной судебной практики по рассмотрению жалоб в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ

Ст 125 упк рф судебная практика


В статье анализируются проблемы, возникающие при рассмотрении судами жалоб в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ.

Ключевые слова: жалоба, уголовный процесс, заявитель, ошибка.

В Российской Федерации особое положение занимает институт обжалования в порядке статьи 125 УПК РФ, который позволяет своевременно обнаружить и предотвратить нарушения законных прав и интересов заинтересованных лиц.

Исходя из норм указанной главы Уголовно-процессуального кодекса РФ, а именно статьи 125, постановления дознавателя, следователя, руководителя следственного органа об отказе в возбуждении уголовного дела, о прекращении уголовного дела, а равно иные решения и действия (бездействие) дознавателя, следователя, руководителя следственного органа и прокурора, которые способны причинить ущерб конституционным правам и свободам участников уголовного судопроизводства либо затруднить доступ граждан к правосудию, могут быть обжалованы в районный суд по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления [1].

Как отмечает Н. А. Колоколов, в настоящее время судебный контроль напрямую регламентирует лишь ст. 125 УПК РФ. В результате сущность судебного контроля правоприменитель должен постичь самостоятельно, а отсутствующие в ст. 125 УПК РФ элементы регламента судебно-контрольной деятельности ему придется искать в иных положениях процессуального законодательства, применяя их по аналогии. [4]

Комментируя возможность судебного обжалования постановления о возбуждении уголовного дела, Б. Т. Безлепкин пишет: «Судебная проверка законности и обоснованности решения о возбуждении уголовного дела в отношении конкретного лица…

является вмешательством судебной власти в осуществление прерогативы органов уголовного преследования, нарушением закрепленного в ст. 15 УПК РФ принципа разделения процессуальных функций…

Суд не может и не должен проверять законность и обоснованность актов уголовного преследования иначе как путем судебного разбирательства по уголовному делу, поступившему в суд, принятому им к производству и назначенному к слушанию в первой инстанции». [5]

На первом этапе принятия жалобы судьей к своему производству возможно принятие четырех решений: 1) Направление жалобы по подсудности, 2) Возврат жалобы заявителю для устранения недостатков, 3) отказ принятия жалобы к рассмотрению, 4) Принятие жалобы к своему производству.

В результате анализа рассмотрения жалоб в Стерлитамакском городском и районном судах Республики Башкортостан, на наш взгляд, имеют место некоторые процессуальные «недочеты» при разрешении жалоб в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ. Зачастую лица обвиняемые в преступлении подают жалобы не подсудные данному суду.

Так, например, в Стелитамакский городской суд поступила поданная в порядке ст.125 УПК РФ жалоба обвиняемой Ж. о признании незаконными действий (бездействие) начальника оперативно-розыскной части собственной безопасности МВД по Республике Башкортостан Х., при проведении проверки по её заявлению о неправомерных действиях сотрудников полиции. Поскольку Ж.

обжалует решение оперативно-розыскной части собственной безопасности МВД по Республике Башкортостан, расположенное в городе Уфа на территории где юрисдикция Стерлитамакского городского суда не распространяется, судья принял решение о направлении жалобы по подсудности в Ленинский районный суд города Уфы.

Мы считаем уместным и оправданным, в данном случае, ввести процедуру информирования участников досудебного производства о том, какие жалобы, в какие сроки и в какие инстанции (с указанием адресов) они имеют право подавать в случае возникновения предмета обжалования, дабы облегчить работу канцелярии ввиду загруженности судов.

Так же стоит сказать и о сроках подачи и принятии жалобы в производство.

Утекшее время, к примеру, негативно сказывается на возможности сохранения следов преступления без изменений, как по причинам объективным (краткость идентификационного периода), так и субъективным, когда преступник, воспользовавшись задержкой, сознательно их уничтожает и сам пытается скрыться, в итоге страдает доказательственный материал, что также приводит к проволочкам и волоките с процессуальными документами.

Возврат жалобы заявителю — решение, в котором так же не исключены все возможные ошибки.

Судьи возвращают жалобы заявителям на том основании, что заявителем не приложены процессуальные документы, необходимые по мнению суда для рассмотрения, в то время как судам следует исходить из того, что при подготовке к рассмотрению жалобы судья по ходатайству лиц, участвующих в судебном заседании, или по собственной инициативе истребуют материалы, послужившие основанием для решения или действия должностного лица, а также иные данные необходимые для проверки доводов жалобы [2]. Также имеют место необоснованные возвраты жалоб заявителю на том основании, что обжалуемое решение не обличено в процессуальную форму (например, решение имеет форму письма-ответа, а не постановления), тогда как если имеется предмет обжалования в порядке ст.125 УПК РФ, жалоба подлежит принятию к производству независимо от формы решения, которое обжалуется в суд. [3].

В некоторых случаях, жалобу возвращают как необоснованную заявителю на том основании, что автор жалобы не является участником уголовного процесса в то время как обжалование производится в той части уголовного дела, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают интересы заявителя, таким образом суды входят в противоречие с определением КС РФ от 20.10.11г. 31430-О-О. [3]

Нельзя обойти вниманием и тот факт, что существуют ошибки, приводящие к отмене судебных решений.

Типичными ошибками являются: — суд со ссылкой на то, что в поступившей жалобе не содержится достаточных сведений для её рассмотрения и в судебном заседании восполнить их невозможно, отказывает в её принятии, вместо того, чтобы возвратить жалобу для устранения недостатков или указывая в описательно-мотивировочной части постановления на отсутствие предмета обжалования, возвращает жалобу заявителю, вместо того, чтобы отказать в её принятии. Имеют место и противоречивые решения, когда суд путает фактический возврат оригинала жалобы и возврат жалобы для устранения недостатков как юридическое решение. Например, в описательно-мотивировочной части суд делает вывод о необходимости возврата жалобы заявителю для устранения недостатков при этом в резолютивной части принимает решение об отказе в принятии жалобы, или в резолютивной части одновременно указываются два взаимоисключающих решения — об отказе в принятии жалобы и возвращении жалобы заявителю для устранения недостатков.

Ещё одной немаловажной ошибкой является и то что суд входит в обсуждение доводов жалобы, то есть фактически рассматривает жалобу по существу, но отказывает в её принятии.

Например, Стерлитамакский районный суд в описательно-мотивировочной части указал об отсутствии оснований для признания незаконным постановления об отказе в возбуждении уголовного дела обвиняемого Л.

, поскольку оно вынесено уполномоченным должностным лицом, при наличии к тому законных оснований, с соблюдением требований УПК РФ, касающихся порядков и сроков рассмотрения сообщения о совершенном или готовящемся преступлении. Рассмотрев таким образом жалобу по существу, в резолютивной части постановления суд принял решение об отказе в принятии жалобы.

https://www.youtube.com/watch?v=oBNjLIlM1DU

Существуют и ошибки, приводящие к отмене судебных решений: -не извещение заявителя, не извещение должностного лица, чьи действия или решения обжалуются, не извещение лица, чьи интересы затрагиваются.

Рассмотрение жалобы без участия заявителя находящегося в СИЗО, хотя в постановление о назначении судебного заседания судом было принято решение о его этапировании (то есть фактически удовлетворено его ходатайство о личном участии), рассмотрение жалобы сначала с участием заявителя, а затем (после отложения) без него, рассмотрение жалобы с участием прокурора, но в отсутствии заявителя и его адвоката. Не предоставление слова адвокату, хотя тот участвовал в судебном заседании, противоречия в позициях адвоката и заявителя также являются ошибками, приводящими к отмене судебных решений. Например, при рассмотрении жалобы обвиняемого Р., рассматриваемой без его участия адвокат Н. не возражал в рассмотрении жалобы в отсутствии заявителя, хотя последний в жалобе указывал, что желает лично участвовать в судебном заседании.

Существуют и такие ошибки судов, когда принимается решение не по предмету жалобы (подмена судом предмета жалобы).

Например, Стерлитамакский городской суд отказал в удовлетворении жалобы, мотивируя свое решение тем, что Ф. был уведомлен об отказе в возбуждении уголовного дела.

Между тем заявитель не отрицал что был уведомлен о принятом решении, он указывал на то, что ему не была вручена копия этого постановления.

Следует учесть мнение Пронина Константин Владимировича, который в своей статье «О регламентации судебного контроля в порядке статьи 125 УПК РФ» акцентирует внимание на том, что в условиях значительной правовой неопределенности предоставление судам чрезвычайно широких дискреционных полномочий при практически полном отсутствии в уголовно-процессуальном законодательстве четкой регламентации пределов осуществления судебного контроля, реализуемого в порядке ст. 125 УПК РФ, является объективно необходимым и обусловлено тем, что право граждан на судебную защиту относится к таким правам, которые в силу ч. 3 ст. 56 Конституции РФ не могут быть ограничены ни при каких условиях. Анализ правовых позиций КС РФ и ВС РФ, направленных на повышение степени детализации правового регулирования данного вопроса, приводит к выводу о наличии в них принципиальных противоречий, которые неизбежно возникают при попытках ограничить пределы реализации дискреционных полномочий судов. При этом позитивным фактором, безусловно, будет являться дополнительная правовая регламентация, направленная на восполнение отсутствующих в уголовно-процессуальном законодательстве элементов процедуры судебно-контрольного производства в порядке ст. 125 УПК РФ. [6]

Институт судебного контроля является действенным инструментом по обеспечению прав и свобод, которые гарантированы лицам в такой сфере, как уголовное судопроизводство, Уголовно- процессуальным кодексом РФ, Конституцией РФ, Европейской Конвенцией о защите прав человека и основных свобод 1950 г., законодательными актами РФ и международно-правовыми актами. Но, к сожалению, на данный момент необходимо отметить неполноту Уголовно-процессуального кодекса РФ в части, касающейся отдельных черт рассмотрения жалоб в порядке ст. 125 Уголовно- процессуального кодекса РФ судами. Анализ уголовно-процессуальных отношений, возникающих в связи с подачей жалоб в порядке, предусмотренном ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса РФ, и судебной практики позволяет нам предположить, что данный вид судебных процедур ещё требует доработки и совершенствования.

Литература:

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации — [Электронный ресурс] — Режим доступа. — URL: http://www.consultant.ru/popular/upkrf/11_59.html#p5352 (дата обращения 20.03.16г)
  2. Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации. постановление от 10 февраля 2009 г. № 1 п. 12 [электронный ресурс]. — доступ из справ. -правовой системы «консультант плюс». URL: http://www.consultant.ru/popular/upkrf/11_59.html#p5352
  3. Постановление Конституционного Суда Российской Федерации «Определение от 20 октября 2011 г. № 1430-О-О об отказе в принятии к рассмотрению жалобы граждан Кропотина Анатолия Геннадьевича и Стрижака Михаила Михайловича на нарушение их конституционных прав статьями 5, 19, 123 и частью первой статьи 125 уголовно-процессуального кодекса российской федерации» [Электронный ресурс]. –доступ из справ. — правовой системы «консультант плюс». URL: http: // www. consultant.ru /popular/upkrf/11_59.html#p5352
  4. Колоколов Н. А. Статья 125 УПК РФ: сущность судебного контроля // Уголовный процесс. 2009. № 6. С. 3.

Источник: https://moluch.ru/archive/114/29592/

Обзор судебной практики Нижегородской области по применению статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации за первое полугодие 2015 года

Ст 125 упк рф судебная практика

Утвержден

                                       Президиумом Нижегородского областного суда

                                                                              16 декабря 2015 года

Обзор судебной практики Нижегородской области

по применению статьи 125 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации за первое полугодие 2015 года

1.  Нормативно-правовое обоснование

В соответствии со ст. 18 Конституции РФ права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими.

Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием. Каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

Решения и действия (бездействие) органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений и должностных лиц могут быть обжалованы в суд (ст. 46 Конституции РФ).

Среди способов защиты прав и свобод личности, интересов государства и общества особое место занимает уголовное судопроизводство, поскольку, как известно, посредством его процедур разрешаются наиболее острые социально-правовые конфликты, связанные с посягательствами и ограничениями на безусловные для человека ценности – жизнь, свободу, личную неприкосновенность, честь и достоинство. Такие ограничения, будучи установленными законом, не означают возможности их бесконтрольного применения. Указанное предписание закреплено в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ, в силу которого ограничение прав и свобод человека и гражданина возможно только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства. В том же контексте изложены и нормы международно-правового характера.

В соответствии со ст. 29 Всеобщей декларации прав человека осуществление права может ограничиваться только с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других лиц и удовлетворения справедливых требований нравственности, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом государстве.

Этот же смысл придается соотношению интересов личности и государства Конституционным Судом РФ, который в  Постановлении от 29.04.1998 №13-П указал, что: «Право на судебную защиту, по смыслу ст. 55 (ч.

3) и 56 (ч. 3) Конституции РФ, не подлежит ограничению, поскольку ограничение этого права ни при каких обстоятельствах не может быть обусловлено необходимостью достижения признаваемых Конституцией РФ целей».

Праву гражданина на судебную защиту корреспондирует обязанность суда, прокурора, следователя, дознавателя обеспечить возможность осуществления этих прав (ч. 1 ст. 11 УПК РФ), обязанность рассмотреть жалобу по существу с доведением результатов до заявителя.

Судебная практика показывает, что судьи испытывают некоторые трудности в определении предмета и пределов судебного контроля в досудебном производстве. Среди проблемных вопросов:

– уточнение критериев, определяющих действия и решения должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство на досудебном этапе, по которым они могут быть обжалованы в судебном порядке;

– определение субъектного состава лиц, обладающих правом обжалования;

– анализ сущности и содержания жалобы на действия (бездействие) и решения, ограничивающие права и свободы личности, определение критериев приемлемости жалобы к рассмотрению по существу;

– установление границ действия принципа состязательности (пределов вмешательства суда в процессуальную деятельность органов предварительного расследования и последствия такого вмешательства);

– разграничение уголовно-процессуальной и иной подведомственности; территориальной подсудности при рассмотрении жалоб на действия и решения органов дознания и следствия;

– соблюдение процессуального срока рассмотрения жалоб.

2. Анализ судебной практики

За 1-е полугодие 2015 г. судебной коллегией по уголовным делам Нижегородского областного суда в процедуре апелляционного производства рассмотрено 1281 судебное решение, принятое  в порядке судебного контроля.

Из рассмотренных судебно-контрольных материалов (далее – СКМ) доля материалов, рассмотренных апелляционной инстанцией в порядке ст. 125 УПК РФ,  составила 33,4% (428 материалов).

Результаты рассмотрения судебно-контрольных материалов в апелляционном порядке (к рассмотренным по существу):

– оставлено без изменения – 283 решения (66%);

– отменено, изменено, прекращено – 145 решения (34%).

Из общего количества решений, которые отменены, изменены или производство по которым  прекращено в апелляционном порядке (145):

– отменено на новое рассмотрение – 115 решений (79%);

– отменено с принятием нового решения – 4 решения (3%);

– изменено – 7 решений (5%);

– прекращено производство – 19 решений (13%).

Таким образом, каждое третье решение суда первой инстанции, постановленное по правилам ст. 125 УПК РФ, и которое было предметом проверки суда апелляционной инстанции, не соответствует требованиям ч. 4 ст. 7 УПК РФ, в соответствии с которой постановление судьи должно быть законным, обоснованным, мотивированным.

Среди городских и районных судов первой инстанции, чьи постановления, принятые в порядке ст. 125 УПК РФ, наиболее часто были предметом проверки в апелляционной инстанции, отмечены:

– Нижегородский районный суд – 74 СКМ;

– Советский районный суд – 44 СКМ;

– Канавинский районный суд – 40 СКМ;

– Ленинский районный суд – 32 СКМ;

– Дзержинский городской суд – 30 СКМ;

– Московский городской суд – 25 СКМ;

– Саровский городской суд – 21 СКМ;

– Городецкий городской суд – 16 СКМ;

– Борский городской суд – 15 СКМ;

– Сормовский районный суд – 13 СКМ.

Количество судебно-контрольных материалов, поступивших в апелляционную инстанцию из вышеуказанных районных и городских судов, обусловлено:

– количеством СКМ, рассмотренным каждым из городских, районных судов;

– территориальной подсудностью рассмотрения СКМ;

– сложностью уголовных дел, находящихся на стадии предварительного расследования.

Наряду с причинами объективного характера, количество СКМ обусловлено:

– поверхностным подходом к вопросу о приемлемости жалоб заявителей, злоупотребляющих свои правом;

– отсутствием своевременного контроля в ходе предварительного расследования со стороны органов прокуратуры;

– низким качеством судебных решений, которые отменялись неоднократно по одному и тому же материалу.

Среди судов, чьи постановления отменялись, изменялись или производство по постановлениям прекращалось отмечены:

– Краснобаковский, Кулебакский, Пильненский районные суды – 100%. В каждом из названных судов предметом рассмотрения был только один СКМ.

В то же время при наличии нескольких СКМ среди судов, чьи постановления отменялись, изменялись или производство по постановлениям прекращалось отмечены:

– Павловский – 75%

– Нижегородский – 50%

– Саровский – 42%

– Приокский – 38%

– Ленинский – 31%

– Канавинский – 30%.

3. Определение предмета и пределов судебного контроля в рамках ст. 125 УПК РФ

3.1. В соответствии со ст.

123 Уголовно-процессуального кодекса РФ (далее – УПК РФ) действия (бездействие) и решения органа дознания, следователя, прокурора и суда могут быть обжалованы в установленном настоящим Кодексом порядке участниками уголовного судопроизводства, а также иными лицами в той части, в которой производимые процессуальные действия и принимаемые процессуальные решения затрагивают их интересы. Из содержания данной нормы видно, что процессуальный порядок обжалования, во-первых, распространяется на обжалование действий и решений суда и должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство. Во-вторых, определенным критерием допустимости такого обжалования служит категория нарушенного интереса. Наконец, в-третьих, именно критерий конституционного характера нарушений (ограничений) прав и свобод служит безусловным основанием допустимости обжалования в порядке ст. 125 УПК РФ. Поскольку речь идет о досудебном этапе, то предметом намеченной работы являются действия должностных лиц, осуществляющих уголовное преследование.

Источник: http://oblsudnn.ru/index.php/obzory-sudebnoj-praktiki/1368-obzor-sudebnoj-praktiki-nizhegorodskoj-oblasti-po-primeneniyu-stati-125-ugolovno-protsessualnogo-kodeksa-rossijskoj-federatsii-za-pervoe-polugodie-2016-goda

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.