Субъект незаконного предпринимательства

Содержание

Незаконное предпринимательство

Субъект незаконного предпринимательства

Замечание 1

Незаконное предпринимательство – это деяние, которое является преступным согласно Уголовному кодексу (ст. 171).

Предпринимательство считается незаконным, если:

  • оно осуществляется без регистрации или с нарушением соответствующих правил;
  • в орган, осуществляющий регистрацию индивидуальных предпринимателей и юрлиц, представлены документы с заведомо ложными данными;
  • деятельность осуществляется без соответствующей лицензии.

Замечание 2

Любой гражданин РФ имеет право на использование собственного имущества и способностей для ведения предпринимательской или экономической деятельности, предусмотренной законом.

Квалифицированный состав правонарушения и преступления в виде незаконного предпринимательства предусмотрен в Уголовном кодексе (ч. 2 ст. 171).

Квалифицирующие особенности незаконного предпринимательства:

  • осуществление такого предпринимательства конкретной организованной группой;
  • сопряженность деяния с извлечением дохода в крупном размере.

Состав преступления отсутствует, если зарегистрированное индивидуальным предпринимателем лицо, осуществляет предпринимательскую деятельность, которая не запрещена законом, и имеет лицензию на определенный вид деятельности, если необходимо ее наличие.

Предпринимательская деятельность считается незаконной в случае, когда в ЕГР индивидуальных лиц и физических предпринимателей отсутствует соответствующая запись о регистрации, или, наоборот, содержится запись о прекращении деятельности.

Предпринимательская деятельность с нарушением правил регистрации – это деятельность субъекта предпринимательства, которому известно, что при его регистрации имели место значительные нарушения, являющиеся основанием для того, чтобы признать регистрацию недействительной.

Субъекты незаконного предпринимательства

Субъект незаконного предпринимательства – это лицо, обладающее статусом индивидуального предпринимателя, или осуществляющее предпринимательскую деятельность в качестве предпринимателя без государственной регистрации.

Если организация (вне зависимости от форм собственности) осуществляет незаконную предпринимательскую деятельность, то к ответственности привлекается лицо, на которое по специальному полномочию, временно или постоянно, в силу должности или служебного положения возлагаются обязанности по руководству учреждением или организацией, или же лицо, реализующее функции или обязанности руководителя организации.

Если лицо находится в трудовых взаимоотношениях с индивидуальным предпринимателем или организацией, которые осуществляют деятельность с нарушением установленных правил регистрации, без регистрации, без лицензии или с нарушением лицензионных условий и требований, с предоставлением заведомо ложной информации и документов, то выполнение обязанностей, проистекающих из данного договора, не содержит состава преступления.

Ответственность за незаконное предпринимательство

При признании судом наличия в действиях признаков состава преступления, решается вопрос, соответствуют ли эти действия указанным в ст. 2 Гражданского кодекса признакам предпринимательской деятельности, которая направлена на регулярное получение прибыли от продажи товаров, пользования имуществом, оказания услуг и выполнения работ, осуществляемых самостоятельно лицом на свой риск.

Суды исходят из того, что некоторые виды деятельности, определяемые федеральным законодательством, осуществляются только при наличии специальной лицензии. Право на осуществление такой деятельности возникает с момента получения лицензии (разрешения) или в указанный срок, прекращается по истечении срока его действия, при аннулировании или приостановлении этого разрешения (п. 3 ст. 49 ГК).

Гражданин имеет право заниматься предпринимательской деятельностью без образования юридического лица (ст. 23 ГК) с момента регистрации в качестве государственного предпринимателя, а глава фермерского (крестьянского) хозяйства – с момента государственной регистрации фермерского хозяйства.

Если действия лица, которое занимается частной фармацевтической деятельностью или частной медицинской практикой без соответствующей лицензии, повлекли причинение вреда здоровью по неосторожности или смерть человека, квалифицируются по ст. 235 УК. Если в результате такой деятельности причинен крупный ущерб государству, организациям или отдельному гражданину, то они квалифицируются по ч. 171 УК.

В ситуациях, когда юридическое лицо имеет специальную правоспособность для осуществления только отдельных видов страховой, банковской, аудиторской деятельности, при этом занимается другими видами деятельности, которыми в соответствии с лицензией и учредительными документами оно заниматься не может, то такие действия могут рассматриваться в качестве незаконной предпринимательской деятельности (без лицензии или специальной регистрации).

За незаконное предпринимательство предусмотрены различные санкции:

  • штраф в размере от 100 тыс. руб. до 500 тыс. руб.;
  • штраф в размере заработной платы (другого дохода) за период от 1 года до 3 лет;
  • лишение свободы на срок до 5 лет и штраф до 80 тыс. руб., или в размере заработной платы (иного дохода) за 6 мес.

Если лицо, не зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя, приобрело жилое или другое недвижимое имущество для личных нужд, получило его по договору дарения или по наследству, но из-за отсутствия необходимости в использовании данного имущества сдало его временно в аренду или в наем, вследствие этой гражданско-правовой сделки получило доход, содеянное им не ведет к уголовной ответственности за правонарушение в виде незаконного предпринимательства, но в зависимости от последствий и ситуации может повлечь другой состав преступления.

Источник: https://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/nezakonnoe_predprinimatelstvo/

Субъект и субъективная сторона незаконного предпринимательства

Субъект незаконного предпринимательства

Согласно ст. 20 УК РФ субъектом незаконного предпринимательства является вменяемое физическое лицо, достигшее возраста 16 лет на момент совершения преступления. Это может быть как российский, так и иностранный гражданин, а также лица без гражданства, занимающиеся на территории Российской Федерации незаконной предпринимательской деятельностью. Волженкин Б. В.

Экономические преступления. СПб., 1999. С. 95.

Однако это определение нуждается в уточнении, – скорее всего это будут граждане, достигшие 18-летнего возраста, поскольку именно по достижении данного возраста возникает полная дееспособность, хотя, в специально предусмотренных гражданским законодательством случаях, предпринимательской деятельностью могут заниматься и лица с 16 лет.

Помимо общих перечисленных признаков субъект незаконного предпринимательства должен обладать дополнительными признаками.

К уголовной ответственности могут привлекаться лишь руководители организаций, предприятий и учреждений, либо их заместители или иные работники, осуществляющие управленческие функции, в чьи обязанности в соответствии с приказом входило осуществление таких направлений деятельности, которые требовали получения лицензии, или же лица, на которые была возложена обязанность зарегистрировать предприятие. Как правило, совет директоров акционерного общества образует исполнительный орган общества: коллегиальный (правление, дирекция) либо единоличный (директор, генеральный директор), который осуществляет текущее руководство деятельностью общества, определенной законом и уставом общества (п. 3 ст. 103 ГК РФ).

Российское уголовное законодательство не предусматривает ответственности юридических лиц, поэтому за совершение преступлений в связи с той или иной деятельностью юридического лица, в данном случае незаконного предпринимательства, ответственность несут физические лица, уполномоченные контролировать или осуществлять деятельность, связанную с регистрацией предприятия или получением лицензии. Так, за незаконное предпринимательство по осуществлению гостиничного бизнеса без лицензии первоначально следственными органами к уголовной ответственности привлекалась бухгалтер 000 «Золотой мост». После того, как было установлено, что в ее обязанности не входило оформление разрешительных документов, к уголовной ответственности был привлечен и осужден по п. «б» ч. 2 ст. 171 УК Д. директор 000 «Золотой мост», который осуществлял руководство этим предприятием, и именно на нем лежала обязанность получать лицензию.

Учредители или акционеры не могут быть субъектами незаконного предпринимательства, поскольку они непосредственно не занимаются предпринимательской деятельность, поручая это исполнительному органу.

В обязанности учредителей входит определение порядка осуществления ими совместной деятельности по созданию общества, размера уставного капитала, выпуска и размещения акций.

Акционеры имеют право на получение дивидендов, проводят общее собрание, на котором решают вопросы, относящиеся к его исключительной компетенции (п. 1 ст. 103 ГК РФ), среди которых, как уже отмечалось ранее, назначение лиц, осуществляющих текущее руководство, если этот вопрос не отнесен к компетенции совета директоров (наблюдательного совета).

Вместе с тем, лица, не осуществляющие руководство акционерным обществом, не будучи исполнителями незаконного предпринимательства, могут выступать в качестве соучастников преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, т.е. быть пособниками, организаторами или подстрекателями (ч. 4 ст. 34 УК РФ). Такие лица могут быть участниками организованной группы.

Вопрос о возможном субъекте данного преступления вместе с тем не так прост, как это кажется на первый взгляд. Если незаконной предпринимательской деятельностью занимается индивидуальное лицо, оно без сомнения должно нести уголовную ответственность за противоправный характер своего деяния, связанного с извлечением для себя лично незаконной прибыли.

В тех же случаях, когда незаконным предпринимательством занимаются юридические лица, к ответственности привлекаются их руководители, заместители или иные лица, на которых возложены обязанности осуществлять регистрацию и лицензирование.

Но получаемые при этом доходы не поступают в распоряжение этого конкретного лица, в лучшем случае оно получает лишь какую-то часть доходов в виде заработной платы, которая может зависеть от полученной прибыли. Происходит вменение тех последствий, которые не охватывались в полном объеме умыслом виновного.

Представляется обоснованным поставить на обсуждение вопрос о включении в число субъектов уголовной ответственности за совершение преступлений в сфере экономической деятельности юридических лиц, тем более, что одним данным составом число возможных совершаемых ими преступлений не ограничивается.

По крайней мере половина всех преступлений в сфере экономической деятельности (гл,22 УК РФ), не говоря о преступлениях, предусмотренных другими главами УК, совершается фактически юридическими лицами. Уместно вспомнить, что в первоначальных проектах уголовного кодекса предусматривалась ответственность юридических лиц.

Видимо, ее следовало бы сохранить, может быть, с определенными изъятиями, что она возможна лишь при совершении определенных видов преступлений, или преступлений, связанных с определенной деятельностью.

В свое время при обсуждении проекта нового уголовного кодекса, отдельными учеными высказывались предложения об установлении уголовной ответственности юридических лиц за некоторые из преступлений, совершаемых в сфере экономики, экологические преступления, преступления против общественной безопасности. Так, например, С.Г. Келина в пользу данного решения приводила такие доводы, как тяжесть последствий, причиненных деятельностью юридических лиц, трудность установления конкретного виновного лица. Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций. М., 1996. С. 182.

Б.В. Волженкин, поднимая вопрос об ответственности юридических лиц, отмечает, что она должна наступать при наличии определенных условий. Автор допускает возможность включения вуголовный кодекс новеллы об ответственности юридических лиц.

В то же время он подчеркивает, что субъектами преступлений должны быть конкретные физические лица, а субъектами уголовной ответственности могут быть и юридические лица.

Последние “могут нести ответственность за действия физических лиц, когда эти действия 1) совершаются с ведома юридического лица или были им санкционированы, 2) в пользу юридического лица, 3)субъектами, им уполномоченными” Волженкин Б.В. Уголовная ответственность юридических лиц. СПб., 1998. С. 25-26..

Видимо, как справедливо отмечает Никифоров А. С.

, вся сложность обсуждаемой проблемы заключается в том, что в обоснование идеи об ответственности юридических лиц необходимо” если не придумать, то продумать механизм или механизмы виновной (а не только причинной) связи юридических лиц (корпораций) с вредными опасными последствиями совершенного ими правонарушения (преступления)”. Никифоров А. С. Юридическое лицо как субъект преступления. Сб. Коррупция и борьба с нею. М., 2000. С.156.

Отмечая неправомерность привлечении физических лиц к уголовной ответственности за незаконную предпринимательскую деятельность, отдельные авторы приходят к выводу о невозможности применения мер уголовно-правового характера за преступления, совершаемые в сфере деятельности юридических лиц. Так, Ионова Ж.А. в связи с этим отмечает, что” юридические лица (в отличие от граждан) не являются субъектами уголовной ответственности по российскому праву.

Привлечение руководителей или физических лиц – учредителей не легитимной организации, — противоречило бы основному началу уголовного права принципу объективного вменения, т.е. ответственности только за свои действия.

Таким образом, ответственность предприятий-нарушителей как субъектов не легитимной предпринимательской деятельности может осуществляться исключительно в рамках административного или хозяйственно-правового воздействия”. Ионова Ж. А.

Правовые проблемы легитимации предпринимательства. « Государство и право». №5. 1997

Однако такой вывод не бесспорен. При совершении деяний, причиняющих существенный вред интересам экономики, необходимо воздействовать на нарушителей и методами уголовного права, и это воздействие будет более эффективным, если оно будет применяться в отношении юридического лица, а не отдельного его представителя.

Ведь в настоящее время в случае привлечения лица к уголовной ответственности, к примеру, за деятельность без лицензии, но с надлежащей регистрацией, организация из своих средств выплачивает присужденные ему приговором суммы штрафа.

В случае признания юридического лица субъектом уголовного правоотношения, эти суммы могли бы быть значительно выше и послужили бы предостережением на будущее при совершении подобных деяний.

В заключение обсуждения проблемы уголовной ответственности юридических лиц следует отметить, что она является достаточно актуальной не только для нашего государства, но и для иных, более развитых стран как в

Источник: https://studbooks.net/1029020/pravo/subekt_subektivnaya_storona_nezakonnogo_predprinimatelstva

Субъект и субъективная сторона как основной принцип наступления уголовной ответственности за незаконное предпринимательство

Субъект незаконного предпринимательства

В практике квалификации незаконного предпринимательства значительные проблемы связаны с характеристикой субъективной стороны данного преступления. Одна группа авторов полагает, что незаконное предпринимательство может быть совершено лишь умышленно, другая – допускает возможность совершения отдельных форм незаконного предпринимательства с неосторожной формой вины.

В Конституции РФ получил закрепление принцип, в соответствии с которым, уголовная ответственность наступает лишь при наличии вины лица, совершившего преступление. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в установленном законом порядке.

Еще в прошлом веке Г.С. Фельдштейн отмечал, что «учение виновности и его большая или меньшая глубина есть как бы барометр уголовного права».

Вина, по общему признанию, относится к субъективной стороне преступления.

Субъективная сторона незаконного предпринимательства определяется виной в виде умысла. Виновный осознает, что занимается незаконной деятельностью, т.е.

осуществляет предпринимательскую деятельность, для занятия которой требуется специальное разрешение (лицензия), либо занимается предпринимательской деятельностью с нарушением условий лицензирования, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству и желает либо сознательно допускает причинение такого ущерба или безразлично к нему относится. Так, если это незаконное предпринимательство, причинившее крупный ущерб гражданам, организациям или государству, то отношение лица к содеянному может выражаться в любой форме умысла – прямого или косвенного. Если же речь идет о незаконном предпринимательстве, сопряженном с извлечением доходов в крупном или особо крупном размере, только в форме прямого умысла.

Так, следственным отделом при УВД г. Курска было предъявлено обвинение частному предпринимателю гр. М., который занимался оптовой реализацией алкогольной продукции – водки без специального разрешения (лицензии).

Субъективная сторона данного преступления характеризуется умышленной виной, т.к. гр. М.

осознавал, что занимался предпринимательской деятельностью без соответствующего разрешения (лицензии), хотя в данном случае оно обязательно, извлекая из этого доход в крупном размере, и желал извлекать его таким образом.

Вместе с тем при умышленном занятии незаконной предпринимательской деятельностью возможно причинение последствий по неосторожности.

Например, возможно причинение вреда здоровью или смерти человека по неосторожности в результате занятия медицинской практикой или частной фармацевтической без соответствующего специального разрешения (лицензии).

В данном случае действия лица надлежит квалифицировать по соответствующей части ст. 235 УК РФ.

В том случае, когда осуществление частной медицинской практики или частной фармацевтической деятельности без соответствующего специального разрешения (лицензии) не повлекло последствий, указанных в ст.

235 УК РФ, но при этом был причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству либо извлечен доход в крупном размере или в особо крупном размере, действия лица следует квалифицировать по соответствующей части статьи 171 УК РФ.

Проблема причинно-следственной связи между деяниями и их последствиями не являются сегодня предметом внимания теории уголовного права.

Вместе с тем на практике она уже обозначилась в связи с вопросами: а) сопричинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству деяниями нескольких лиц, независимо (вне сговора) осуществляющих предпринимательскую деятельность, когда каждое из этих деяний не является достаточным условием наступления такого вреда; б) привлечения к уголовной ответственности за покушение на незаконное предпринимательство, когда доход от него не был получен по причинам, не зависящим от виновного, и не мог быть точно исчислен.

Думается, в первом случае имеет место так называемое неосторожное сопричинение вреда, которое не имеет уголовно-правового значения в целом. Виновный может быть привлечен к уголовной ответственности лишь в том случае, если будет доказано, что его действия являлись закономерным, необходимым и достаточным условием наступления соответствующего последствия.

Во втором случае надо исходить не только из умысла виновного (как показывают результаты анализа изученных уголовных дел, умысел может носить непосредственный характер), но также из минимального размера того ущерба, который мог бы закономерно наступить в результате незаконной предпринимательской деятельности виновного.

Мотив преступления, как правило, корыстный.

И хотя законодатель не требует установления мотива совершения данного вида преступления, речь идет практически всегда именно о корыстном мотиве, поскольку стремление незаконно получить прибыль есть всего лишь одна из типичных форм стремления к незаконному обогащению, т.е. корысти. Сущность корыстного мотива состоит в стремлении виновного удовлетворить свои материальные потребности за чужой счет, путем изъятия имущества, на которое у него нет никакого права.

Цели данного преступления могут быть самыми разнообразными: цели наживы, причинения ущерба личности или обществу и т.д. Цель – это представление о результатах, к достижению которого лицо стремится.

Субъектом незаконного предпринимательства является физическое, вменяемое лицо, достигшее 16-летнего возраста.

В постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 года № 23 указывается, что по смыслу закона субъектом преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ, может быть как лицо, имеющее статус индивидуального предпринимателя, так и лицо, осуществляющее предпринимательскую деятельность без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя.

При осуществлении организацией (независимо от формы собственности) незаконной предпринимательской деятельности уголовной ответственности по ст.

171 УК РФ подлежит лицо, на которое в силу его служебного положения постоянно, временно или по специальному полномочию были непосредственно возложены обязанности по руководству организацией (например, руководитель исполнительного органа юридического лица либо иное лицо, имеющее право без доверенности действовать от имени этого юридического лица), а также лицо, фактически выполняющее обязанности или функции руководителя организации.

Далее, в п.

11 того же постановления подчеркивается, что если лицо (за исключением руководителя организации или лица, на которое постоянно, временно или по специальному полномочию непосредственно возложены обязанности по руководству организацией) находится в трудовых отношениях с организацией или индивидуальным предпринимателем, которые осуществляют свою деятельность без регистрации, с нарушением правил регистрации, без специального разрешения (лицензии) либо с нарушением лицензионных требований и условий или с предоставлением заведомо подложных документов, то выполнение этим лицом обязанностей, вытекающих из трудового договора, не содержат состава преступления, предусмотренного ст. 171 УК РФ.

Следствием были привлечены к уголовной ответственности гр. Батаров и Натаров, которые с нарушением условий лицензирования реализовали винно – водочные изделия на территории г. Санкт-Петербурга. В ходе следствия было установлено, что обвиняемые занимались предпринимательской деятельностью по договору с гр.

Фадзаевым – директором ЗАО «Янтарь», расположенного в РСО – Алания. В связи с этим суд возвратил уголовное дело на дополнительное расследование, указав, что необходимо разграничить роль каждого в совершении преступного деяния и привлечь к уголовной ответственности директора гр. Фадзаева, а в отношении гр.

Батарова и Натарова дело в части прекратить, либо, доказав преступный сговор, предъявить им новое обвинение.

Весьма спорным является привлечение к ответственности по ст. 171 УК РФ лиц, которые фактически выполняют функции руководителя организации, созданной для совершения обманных действий в целях завладения чужим имуществом. Так, в мае 1998 г. Перовским районным судом Восточного административного округа г.

Москвы по п. «б» ч.2 ст. 171 УК РФ к наказанию в виде лишения свободы был осужден Гасанов, который, не являясь учредителем или руководителем предприятия, а также индивидуальным предпринимателем, организовал производство фальсифицированной водки.

Казалось бы, в действиях Гасанова усматриваются признаки лжепредпринимательства (ст. 173 УК РФ), поскольку фактически им была создана организация для осуществления обмана потребителей в целях извлечения незаконной имущественной выгоды, в результате чего был причинен крупный ущерб гражданам.

Такая деятельность не обладает фактическими признаками предпринимательства.

Данная позиция нашла отражение в п. 18 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 18 ноября 2004 г.

№ 23, в соответствии с которым в тех случаях, когда лицо, имея целью извлечения дохода, занимается незаконной деятельностью, ответственность за которую предусмотрена иными статьями УК РФ (например, незаконным изготовлением огнестрельного оружия, боеприпасов), содеянное им дополнительной квалификации по ст. 171 УК РФ не требует. В то же время в соответствии с п. 15 этого же постановления в случаях, когда незаконная предпринимательская деятельность была связана с производством, хранением или перевозкой в целях сбыта либо сбытом товаров и продукции, выполнением работ или оказанием услуг, не отвечающими требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями ст. 171 и 238 УК РФ.

Работники организации, осуществляющей незаконное предпринимательство, на которых возложены обязанности по регистрации и лицензированию соответствующей деятельности, осведомленные об отсутствии регистрации, наличии лицензии или о несоблюдении условий лицензирования, с нашей точки зрения, могут привлекаться к уголовной ответственности по ст. 171 УК РФ лишь как соисполнители и пособники при условии совершения ими любого из действий (бездействия), предусмотренных в ч. 5 ст. 33 УК РФ.

Таким образом, можно сделать следующий вывод. В уголовном праве уделяется особое внимание проблеме субъективной стороны, поскольку малейшее отступление от принципа виновной ответственности может повлечь нарушение законности, обусловить несправедливое решение вопроса о виде ответственности и ее объеме.

Источник: https://vuzlit.ru/806246/subekt_subektivnaya_storona_osnovnoy_printsip_nastupleniya_ugolovnoy_otvetstvennosti_nezakonnoe_predprinimatelstvo

Субъективные стороны и субъекты незаконного предпринимательства и их роль в содержании криминальной предпринимательской деятельности

Субъект незаконного предпринимательства

Ефимов, Ю. А. Субъективные стороны и субъекты незаконного предпринимательства и их роль в содержании криминальной предпринимательской деятельности / Ю. А. Ефимов. — Текст : непосредственный // Новый юридический вестник. — 2018. — № 5 (7). — С. 43-46. — URL: https://moluch.ru/th/9/archive/106/3703/ (дата обращения: 08.12.2020).



Актуальность темы исследования. Ежегодно в России совершаются десятки тысяч преступлений. Значительная их часть относится к так называемым преступлениям экономической направленности.

Не смотря на более чем простую процедуру регистрации в Российской Федерации юридического лица или индивидуального предприятия, к сожалению, проблема незаконной предпринимательской деятельности не сходит с повестки дня и борьба с такого рода противоправной экономической активностью остается одним из направлений правоохранительной деятельности органов внутренних дел. В России наказуема любая незаконная предпринимательская деятельность, либо в административном, либо в уголовном порядке. Основанием привлечения лица к уголовной ответственности является общественная опасность осуществляемого незаконного предпринимательства и крупный ущерб, причиненный потерпевшим гражданам, организациям, государству, а равно извлечение злоумышленником крупного дохода.

Целью исследования является анализ и изучение субъективных сторон и субъектов незаконного предпринимательства, как роли в содержании криминальной предпринимательской деятельности.

Анализ построения Особенной части УК РФ свидетельствует о том, что отечественный законодатель придает чрезвычайно важное значение уголовно-правовой охране экономики вообще и экономических отношений в частности, ставя их на второе по значимости место, после личности.

Российский уголовный закон, защищая законно осуществляемую субъектами бизнеса экономическую деятельность, содержит описание большого количества противоправных деяний в сфере экономики и санкции за совершение такого рода уголовных деликтов. [7; с.32] Данное умозаключение в полной мере относится к такому противоправному деянию, как незаконное предпринимательство.

Обращаясь к диспозиции ч.1 ст. 171 УК РФ, определяющей, что предпринимательская деятельность является незаконной и наказуемой в уголовно-правовом порядке, в том случае, когда она ведется без соответствующей регистрации, а равно без лицензии, при ее обязательности.

Обязательное условие привлечения лица к уголовной ответственности за преступное предпринимательство — крупный размер ущерба, или же извлечение дохода в крупном размере как результат такой противоправной деятельности.

О. В. Карповичем было высказано мнение, что уголовно наказуемое деяние в виде незаконного предпринимательства, описание которого содержится в диспозиции ч.1 ст.171 УК РФ, может быть совершено исключительно с прямым умыслом. Он утверждал, что вина в данном случае может быть альтернативно выражена в следующих разновидностях:

– субъект преступной деятельности осознает преступность ведения предпринимательства без соответствующей регистрации или же без лицензии при ее обязательности, которые сопряжены с извлечением дохода в крупном размере и намерен осуществить такие действия;

– субъект преступной деятельности осознает преступность ведения предпринимательства без соответствующей регистрации, а равно без лицензии при ее обязательности, осознает реальную возможность или неизбежность наступления общественно вредных последствий, выражающихся в причинении гражданам, организациям или государству ущерба в крупном размере и намерен достичь данных последствий. Мотив и цель осуществления преступного предпринимательства, отмечал О. В. Карпович, существенного значения для квалификации преступного деяния не имеют, и могут учитываться судом при индивидуализации наказания. [8; с.35]

О. В. Проценко, в рамках анализа субъективных признаков незаконного предпринимательства, приводит доказательства того, что, по его мнению, данному виду преступной деятельности в экономической сфере присущ не только прямой, но и косвенный умысел, как форма вины. [9; с.18–23] В обоснование таких утверждений О. В.

Проценко указывает на близость обоих видов умысла; обязательностью и для прямого и для косвенного умысла понимания преступником противоправности и общественной опасности своей деятельности, а также осознанием возможности или неизбежности наступления общественно вредных последствий.

Разница между разновидностями умышленной формы вины состоит в неодинаковой природе восприятия субъектом такого рода возможности или неизбежности последствий — желание их наступления при прямом умысле и сознательное допущение/безразличие при косвенном умысле. [8; с.

35] Таким образом, своеобразный «водораздел» между разновидностями умысла проходит по волевому отношению к «плодам» своей преступной деятельности.

Реализуя незаконную предпринимательскую деятельность с виной в форме прямого умысла, субъект намерен достичь общественно вредных последствий — крупный доход или крупный ущерб потерпевших (гражданина, общества, государства).

Когда преступное предпринимательство совершается с косвенным умыслом, субъект не желая напрямую наступления описанных нами общественно вредных последствий своей противоправной деятельности, вполне осознанно допускает их наступление, а равно относится к ним равнодушно. В таком случае последствия — причинение гражданину, обществу или государству ущерба в крупном размере.

Б. В. Волженкин, рассматривая проблематику экономической преступности, полагал, что в случаях, когда имеет место причинение незаконной предпринимательской деятельностью крупного ущерба указанным в ч.1 ст.

171 УК РФ потерпевшим, преступник не только заранее знает о неизбежности наступления такого ущерба и стремится к его наступлению, но и, что случается гораздо чаще, намеренно допускает возможность наступления данного ущерба или относится к нему равнодушно. [20; с.

95] Соответственно, видный отечественный специалист уголовного права констатирует возможность совершения незаконного предпринимательства, как с прямым, так и с косвенным умыслом. В. М. Довенков и В. А. Широков, раскрывая понятие и природу незаконного предпринимательства, особое внимание уделили субъективной стороне состава данного преступного деяния.

По их мнению, данное деяние характеризуется умышленной формой вины. В том случае, когда итогом незаконной предпринимательской деятельности выступает крупный ущерб потерпевшим, преступное деяние может быть совершено с обоими видами умысла.

В этом случае незаконный предприниматель осознает, что ведет противозаконную деятельность, осознает возможность или же неизбежность причинения такой деятельностью крупного ущерба гражданину, обществу, государству и альтернативно либо желает наступления таких общественно вредных последствий, либо не желает, но вполне сознательно допускает их наступление, либо относится к перспективе причинения крупного ущерба потерпевшим безразлично. Тогда, когда незаконная предпринимательская деятельность сопряжена с извлечением крупного дохода, речь может идти о совершении преступления с прямым умыслом. В таких обстоятельствах субъект незаконного предпринимательства в полной мере осознает противоправность своей деятельности и получаемого в ее результате крупного дохода и желает получения данного дохода. [13; с.42] Авторы проводят разделение умысла на незаконное предпринимательство, причиняющее крупный ущерб и умысла на ведение преступной предпринимательской деятельности, в результате которой извлекается крупный доход. Ими делается указание, что денежные характеристики причиненного таким предпринимательством ущерба должны исчисляться в соответствии с действующими правилами финансовой отчетности. [8; с.55]

Подводя итог краткого анализа мнений о природе субъективной стороны состава незаконного предпринимательства и, опираясь на имеющуюся судебную практику, можно утверждать, что анализируемое уголовно наказуемое деяние совершается исключительно с умышленной формой вины.

Мы полагаем, что в каждом случае причинения незаконным предпринимательством крупного ущерба, а равно извлечения крупного размера дохода, разновидность умысла (прямой или косвенный) подлежит разрешению в каждом конкретном случае индивидуально.

Вместе с тем, о неосторожной форме вины в ведении незаконной предпринимательской деятельности речи быть не может, в силу обязательности осознания субъектом преступления запрещенности своих действий.

Законодатель в диспозиции ч.1 ст. 171 УК РФ не дает прямого указания на мотив, которым руководствуется виновный, совершая деяния, образующие состав незаконного предпринимательства. Однако извлечение дохода в крупном размере, мы полагаем, прямо указывает на желание субъекта незаконно обогатиться, то есть им руководит корыстный мотив.

Говоря о субъективных составляющих незаконной предпринимательской деятельности нельзя обойти стороной вопрос анализа субъекта данного преступления. С одной стороны, уголовная ответственность в России наступает, по общему правилу, с шестнадцати лет.

С другой стороны, отечественно гражданское законодательство прямо указывает, что своей полной дееспособности (а соответственно права осуществлять предпринимательство) гражданин достигает с восемнадцати лет.

Если же физическое лицо, достигнув шестнадцатилетнего возраста, начинает заниматься предпринимательской деятельностью, то оно может быть признано полностью дееспособным и до наступления совершеннолетия.

Можно сделать вывод, что в качестве субъекта преступного предпринимательства может выступать физическое лицо, достигшее совершеннолетия, или же эмансипированное лицо, достигшее шестнадцатилетия. На данный факт прямо указывается и в постановлении Пленума ВС РФ.

Несколько сложнее решается вопрос об определении субъекта преступления в случае осуществления незаконного предпринимательства юридическим лицом. В силу

отсутствия в отечественном уголовном законе возможности привлечь к ответственности юридическое лицо, уголовной ответственности за незаконною предпринимательскую деятельность, осуществляемую организацией, подлежит руководитель данного юридического лица. [11;с.20] В качестве субъекта преступного предпринимательства может быть привлечено лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя (руководителя крестьянского или фермерского хозяйства). Наемный работник, менеджер, по мнению В. М. Довенкова, к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство привлечен быть не может. [13; с.43] По мнению И. В.

Упорова, в нашей стране незаконная предпринимательская деятельность достаточно распространена. В теневом секторе экономики задействованы сотни физических и юридических лиц, незаконный оборот денежных средств составляет сотни миллионов рублей. Причины тому кроются не только в нестабильности российской экономики, но и в выраженном правовом нигилизме отечественного общества.

[11; с.4–9]

Подводя итоги рассмотрения вопроса характеристики субъектной стороны незаконного предпринимательства, мы можем сформулировать некоторые выводы и заключения:

  1. Такой элемент состава преступной предпринимательской деятельности как субъективная сторона преступления отличается сложностью и вариативностью своей природы. В зависимости от обстоятельств конкретного незаконного предпринимательства можно вести речь о наличии в действиях виновного лица прямого или косвенного умысла. Неосторожная форма вины в незаконной предпринимательской деятельности исключается;
  2. В качестве субъекта незаконной предпринимательской деятельности может выступать физическое вменяемое лицо, достигшее возраста наступления уголовной ответственности и:

– лично осуществляющее незаконную предпринимательскую деятельность, описанную в законодательной конструкции ст. 171 УК РФ;

– руководитель юридического лица, осуществляющего незаконную предпринимательскую деятельность, описанную в законодательной конструкции ст. 171 УК РФ;

  1. В качестве субъекта преступного предпринимательства, к уголовной ответственности может быть привлечено лицо, зарегистрированное в качестве индивидуального предпринимателя (руководителя крестьянского или фермерского хозяйства). Наемный работник, менеджер к уголовной ответственности за незаконное предпринимательство привлечен быть не может.

Литература:

Источник: https://moluch.ru/th/9/archive/106/3703/

Незаконная предпринимательская деятельность

Субъект незаконного предпринимательства

Незаконная предпринимательская деятельность считается таковой, если лицо продает товары и услуги, преследует цель получить прибыль, но при этом не оформляет ИП, ООО либо лицензию, и налоги государству не платит. Такие действия преследуются в России по закону и могут наказываться штрафом от 500 до рублей, могут применяться принудительные работы до пяти лет или лишение свободы на срок до семи лет.

Что понимается под словами «предпринимательская деятельность»?

Чтобы разобраться, какое именно предпринимательство в России является незаконным, стоит сначала понять, что законодательство подразумевает под самой предпринимательской деятельностью.

В Гражданском кодексе РФ (статья 2) содержится достаточно точное определение: «предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от использования имущества, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг лицами, зарегистрированными в этом качестве в установленном законом порядке». Стоит учесть, что систематической контролирующие органы могут посчитать работу на основании всего двух однотипных сделок в течение года. А наличие или отсутствие прибыли в данном случае роли не играет: главное, что действия лица направлены на ее получение, а получает он или нет – для налоговиков неважно.

Деятельность может классифицироваться, как предпринимательская, если ее субъект:

  • самостоятельно действует от своего имени и в своих интересах, не иметь трудовых отношений, связанных с выполнением данной работы;
  • рекламирует товары или услуги;
  • демонстрирует образцы товаров потенциальным покупателям;
  • получает расписки о передаче денежных средств;
  • делает оптовые закупки;
  • принимает оплату от покупателей за товары и услуги: и клиенты это подтверждают;
  • ведет учет хозяйственных сделок;
  • подписывает договор аренды коммерческого помещения;
  • имеет регулярные деловые связи с контрагентами.

Все это означает, что назвать продажу старого светильника на распродаже предпринимательством нельзя, а вот сбыт самодельной бижутерии через интернет с использованием наложенного платежа – вполне возможно.

Какая предпринимательская деятельность незаконна?

Незаконной предпринимательство считается, когда его субъект не регистрируется в налоговых органах, не получает лицензии или разрешения на определенный вид работ (если это положено по закону), или грубо нарушает в процессе своей деятельности условия и требования этими разрешением или лицензией предписанными.

Пример незаконного ведения бизнеса – проведение медицинских процедур в учреждении или на дому без наличия соответствующей лицензии, дающей право на такую работу.

В подобных случаях существует реальная вероятность получить от налоговой инспекции взыскание – штраф. Он может быть дополнен другими санкциями за правонарушения сопутствующего характера – обман покупателей, торговлю контрафактной продукцией, использование товарных знаков, принадлежащих кому-то другому, без законных на то оснований.

Имеют ли значение масштабы незаконной предпринимательской деятельности для налоговой инспекции?

В России существует устоявшееся мнение, что если нелегальный доход сравнительно невелик, опасаться наказания не стоит. Это серьезное заблуждение, за которое можно поплатиться своими деньгами.

Согласно закону, ответственность полагается за любое незаконное предпринимательство, даже если его масштабы минимальны. При этом фискальным органам даже не нужно доказывать, что человек получил доход при продаже товара или услуги.

Хватит доказательств того, что его действия имели своей целью этот самый доход получить.

Например, если кто-то прорекламировал в газете свои услуги или купил оптовую партию товара, у налоговиков уже есть право предъявить ему претензии по поводу нелегального занятия бизнесом.

Наказание может последовать, даже если товар или услуга так и не были проданы, а прибыль не была получена.

А вот на размер наказания масштабы незаконной предпринимательской деятельности влияют напрямую: чем выше нелегальный доход, тем тяжелее будет кара.

До определенной суммы дохода (250 000 рублей) закон предусматривает административную ответственность (штраф), после перехода этой границы – уголовную.

Кто и как может уличить в незаконной предпринимательской деятельности?

Правом предъявить претензии к предпринимателю в том, что он ведет нелегальный бизнес в России, и обратиться с соответствующим иском в суд закон наделяет полицию, налоговую инспекцию, антимонопольную службу, органы надзора за потребительским рынком, о чем говорится в статье 28.3 КоАП РФ. Это может сделать и прокурор, согласно статье 28.4 КоАП.

Чтобы начать проверку, достаточно письменного обращения от любого гражданина. К примеру, если кто-то заказал у портнихи костюм, но результатом остался недоволен, он может пожаловаться в налоговую инспекцию.

После того, как будут собраны доказательства ведения нелегального бизнеса, дело передается в суд, который может принять решение взыскать с виновника определенную денежную сумму – в размере неуплаченного НДФЛ плюс пени за просроченные платежи. Также полагается штраф. А при определенных условиях незаконный предприниматель может даже получить уголовный срок.

Привлечение к ответственности возможно в период до двух месяцев с того момента, как сотрудники уполномоченного ведомства составили протокол, например, по результатам проведения контрольной закупки у предпринимателя.

Наказание за нелегальный бизнес в России

Ответственность за незаконное предпринимательство в России предусматривается в трех вариантах – налоговая, административная и уголовная.

Налоговый кодекс отводит этой теме две статьи – 116 и 117. В 117-ой говорится, что

  • если гражданин уклоняется от постановки на налоговый учет, он может быть оштрафован на сумму до 10% от полученного дохода (не меньше 20000 рублей);
  • если незаконное предпринимательство длилось больше, чем 90 календарных дней, суд может оштрафовать на 20% от объема дохода (не меньше, чем на 40000 рублей).

Статья 116-я регламентирует нарушения, связанные с просрочкой срока постановки на учет в фискальной службе. Если он просрочен больше, чем на 90 календарный дней, сумма штрафа – 5 000 или 10 000 рублей.

Данное наказание может применяться при условии, что гражданин подал заявление на регистрацию ИП или ООО до того, как налоговики составили акт о проверке, однако это было сделано после того, как была получена его первая выручка.

Если же на момент проверки сотрудниками фискальных органов заявление на регистрацию еще не поступило, вступает в действие статья 117. В любом случае вопрос решается только в суде.

Кроме штрафа возможно доначисление налогов: придется заплатить НДФЛ или ЕНВД за период ведения незаконной предпринимательской деятельности и взносы в фонды. Налоговики также могут начислить пени за просрочку выплаты налогов, плюс штраф – 20% от суммы налогов и пени.

Административную ответственность регулирует Кодекс об Административных нарушениях РФ. В статье 14.1 части первой говорится о возможности наказания в виде штрафа от пятисот до двух тысяч рублей.

Привлекать или нет к административной ответственности физическое лицо, решает мировой судья. Такие полномочия ему даются статьей 23.1 КоАП РФ.

Уголовный кодекс

Уголовная ответственность за ведение нелегального бизнеса в нашей стране оговаривается в 171-ой статье УК РФ.

Если лицо занимается предпринимательством, не регистрируя ИП ООО или не получая лицензию (при условии необходимости таковой), и при этом было доказано, что полученный доход составил от 250 тысяч рублей или получен крупный ущерб государством, организацией или физическим лицом (размер такого дохода или ущерба определен примечаниями к статье 169 УК РФ) предусмотрены следующие санкции:

  • сумма штрафа может достигать 300 тысяч рублей или заработной платы (другого дохода) виновника за два года;
  • суд может привлечь нарушителя к исправительным работам, время которых может достигать 480 часов;

Источник: https://zen.yandex.ru/media/id/5be9b6fa71f3db00aaf9d1af/nezakonnaia-predprinimatelskaia-deiatelnost-5c360457561f7a00aa62e2cb

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.