Судебная практика по возмещению вреда здоровью

750 000 рублей за тяжкий вред здоровью. Много или мало?

Судебная практика по возмещению вреда здоровью

Весной 2015 года молодая девушка, находясь за рулем своего автомобиля BMW X6, разогналась примерно до 100 км/ч, не справилась с управлением и, как следствие, совершила наезд на пятнадцатилетнего подростка.

В результате мальчик получил множество телесных повреждений, которые были расценены как тяжкий вред здоровью. Провел около трех месяцев на стационарном лечении, перенес несколько операций и в итоге остался инвалидом.

Выдержка из заключения эксперта:

… открытая тупая травма головы — ушиб головного мозга тяжелой степени с формированием контузионных очагов в левой и правой лобных долях, субарахноидального кровоизлияния, эпидуральной гематомы в левой теменной области, линейный перелом левых височной и теменной костей с переходом на переднюю черепную ямку, пневмоцефалия (воздух в полости черепа), перелом наружной замыкательной пластинки лобной пазухи с обеих сторон без смещения отломков, перелом медальных стенок обеих орбит без смещения отломков, перелом нижних стенок обеих орбит справа без смещения, слева со смещением отломков, перелом клеток решетчатой кости с обеих сторон, перелом скуловой кости слева со смещением, перелом скуловой кости справа без смещения отломков, тотальный гемосинус (кровь во всех околоносовых пазухах), ушибленные раны лица (область переносицы, обеих бровных областей, лобной области справа, окологлазничные гематомы, гипосфагма (подконъюктивальное кровоизлияние) левого глаза, гематомы лобной, левой теменной, правой скуловой областей, ссадины лица; закрытая тупая травма груди — перелом 12 ребра слева, пневмоторакс (воздух в плевральной полости) слева, ушиб обоих легких; закрытая тупая травма живота — подкапсульные гематомы печени, правой почки; закрытый оскольчатый внутрисуставной перелом наружного мыщелка левой большеберцовой кости с кровоизлиянием в полость левого коленного сустава (гемартроз); закрытые кольчатые переломы диафизов обеих костей левой голени в средней трети со смещением отломков, закрытый перелом дистального метадиафиза правой бедренной кости без смещения отломков, гематомы и ссадины нижних конечностей, ссадины тела.

Уголовное дело, возбужденное в отношении водителя, было благополучно прекращено вследствие акта  об амнистии.

Мать искалеченного ребенка, разумеется, не смогла смириться с тем, что виновница ДТП не понесет ответственности за содеянное, и обратилась в суд с иском о возмещении причиненного ее сыну и ей самой вреда.

Рассмотрение судом иска о возмещении вреда

Я начала заниматься этим делом далеко не с самого начала. На момент заключения соглашения с матерью пострадавшего ребенка иск уже был подан в суд, и состоялось несколько заседаний.

Доверительница поначалу изъявляла желание участвовать в разбирательстве лично. Однако после того, как, не сдержав слез, выбежала из зала в разгар судебного заседания, она все-таки прислушалась к моему совету о необходимости поберечь свою психику. 

В ходе рассмотрения дела было проведено несколько экспертиз: судебно-медицинская для определения степени утраты пострадавшим трудоспособности, а также судебная автотехническая экспертиза. Последняя была назначена с целью установления наличия либо отсутствия в действиях сбитого ребенка нарушений Правил дорожного движения, на что ссылался представитель ответчика.

Эксперт не усмотрел в действиях пешехода нарушений ПДД, однако суд к данному выводу отнесся критически, согласившись, впрочем, с тем, что сын моего доверителя не создавал помех движению транспортного средства под управлением ответчика.

Учел суд и крайне пренебрежительное отношение ответчика к требованиям безопасности на дорогах — к ответственности за нарушение ПДД она привлекалась неоднократно. 

Истцом были заявлены требования о компенсации морального вреда ребенку в размере 3 000 000 рублей, матери — 1 000 000 рублей + требование о возмещении утраченного заработка.

Представитель ответчика, не оспаривая требование о возмещении утраченного заработка, просил взыскать в качестве компенсации морального вреда пострадавшему 250 000 рублей, его матери — 15 000 рублей.

Участвовавший в судебном заседании прокурор полагал, что требованиям разумности и справедливости будет отвечать взыскание в пользу пострадавшего ребенка компенсации морального вреда в размере 500 000 рублей, в пользу матери — 80 000 рублей.

Итог: компенсация морального вреда в пользу ребенка — 750 000 рублей, в пользу матери — 80 000 рублей. Кроме того были взысканы ежемесячные платежи в счет возмещения вреда, связанного с уменьшением трудоспособности, начиная с даты обращения в суд.

Апелляция

Сторону ответчика такое решение не устроило. Была подана апелляционная жалоба, в которой представитель виновницы ДТП просил ограничить срок взыскания ежемесячных платежей 26.04.2018 (дата очередного переосвидетельствования) и уменьшить размер компенсации морального вреда пострадавшему и его матери до 250 000 рублей и 15 000 рублей соответственно.

Суд апелляционной инстанции согласился с доводами жалобы лишь в части ограничения периода взыскания ежемесячных платежей в счет возмещения вреда, связанного с уменьшением трудоспособности (что было ожидаемо). Зато взыскал эти платежи не с даты обращения в суд, а с даты установления инвалидности и предусмотрел индексацию. В части, касающейся возмещения морального вреда, решение осталось без изменения.

Так все же, много это или мало?

Наша сторона обжаловать решение суда первой инстанции не стала. Если учитывать сложившуюся судебную практику по данной категории дел, удалось взыскать не самую плохую компенсацию морального вреда.

Но соразмерна ли на самом деле эта сумма страданиям, которые перенес подросток и его мать? Полагаю, что нет. Операции, длительное лечение, переход на домашнее обучение, ограничение двигательной активности, изменение планов на будущее, сложности в освоении учебного материала, изменение психики… Последствия этой страшной аварии дают о себе знать до сих пор.

Источник: https://pravorub.ru/cases/79615.html

СУДЕБНАЯ КОЛЛЕГИЯ ПО ГРАЖДАНСКИМ ДЕЛАМ

САРАТОВСКОГО ОБЛАСТНОГО СУДА

ОБЗОР

СУДЕБНОЙ ПРАКТИКИ РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛ О ВОЗМЕЩЕНИИ ВРЕДА,

ПРИЧИНЕННОГО ЗДОРОВЬЮ

Общие положения

В соответствии со статьями 7, 20, 41 Конституции Российской Федерации право каждого человека на жизнь является главенствующим среди основных прав и свобод человека и гражданина, неотчуждаемых и принадлежащих каждому от рождения. Это подтверждается и положением пункта 1 статьи 150 ГК РФ, в котором жизнь и здоровье включены в перечень благ, принадлежащих гражданину от рождения.

Наряду с нормативными правовыми актами Российской Федерации, вопросы возмещения вреда, причиненного жизни и здоровью граждан, урегулированы и международными соглашениями, ратифицированными Российской Федерацией, в частности, Конвенцией о защите прав человека и основных свобод, Всеобщей декларацией прав человека, Международным пактом о гражданских и политических правах и др.

В статье 8 Гражданского кодекса РФ причинение вреда другому лицу названо как одно из оснований возникновения гражданских прав и обязанностей. Обязательства вследствие причинения вреда являются одним из видов внедоговорных (деликтных) обязательств, которые возникают между лицами, не состоявшими в договорных отношениях.

Статья 1084 ГК РФ предусматривает, что вред, причиненный жизни или здоровью гражданина при исполнении договорных обязательств, а также при исполнении обязанностей военной службы, службы в милиции и других соответствующих обязанностей – возмещается по правилам, предусмотренным настоящей главой, если законом или договором не предусмотрен более высокий размер ответственности.

Правовое регулирование возмещения вреда работникам, получившим производственные травмы и профессиональные заболевания, обеспечивается в настоящее время, кроме нормативных положений ГК РФ (гл. 59), Федеральным законом “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний” от 24 июля 1998 г.

N 125-ФЗ (далее для краткости – Закон N 125-ФЗ). При этом нормы гл. 59 ГК РФ (“Обязательства вследствие причинения вреда”) являются общими нормами, в целом регулирующими отношения по возмещению вреда здоровью при исполнении договорных обязательств, в том числе по трудовому договору, а нормы Закона N 125-ФЗ от 24.07.

1998 выступают по отношению к нормам ГК РФ, специальными нормами.

Данным Законом изменена существовавшая прежде система регулирования отношений по возмещению вреда пострадавшим на производстве работникам.

Если ранее обязанность по возмещению вреда, причиненного жизни или здоровью гражданина при исполнении трудовых обязанностей, возлагалась на работодателя, то теперь все работодатели обязаны вносить в Фонд социального страхования РФ страховые взносы, которые Фонд (страховщик) аккумулирует, а затем перераспределяет между пострадавшими, имеющими право на получение страховых выплат.

Если вред жизни и здоровью причинен при выполнении работы на основании гражданско-правового договора, условия которого не содержат страховых обязательств, то вред возмещается на основании правил § 2 гл. 59 ГК.

При разрешении дел данной категории необходимо учитывать, что положения данного параграфа гл. 59 ГК РФ распространяются также на случаи, когда причинение вреда жизни и здоровью гражданина имело место до 1 марта 1996 г., но не ранее 1 марта 1993 г., и причиненный вред остался не возмещенным (Федеральный закон от 26.01.1996 N 15-ФЗ).

Таким образом, анализ названного выше законодательства позволяет сделать вывод, что граждане, здоровью которых причинен вред, подразделяются на две группы: те, которые состоят с причинителем вреда в каких-либо договорных отношениях, и те, которые не состоят в таких отношениях.

К числу договорных относятся правоотношения, вытекающие из трудового договора, а также гражданско-правовых договоров, если они связаны с личным трудом граждан в интересах других лиц.

К служебным и иным обязанностям относится исполнение обязанностей военной службы, службы в милиции, прокуратуре и т.п.

К отношениям по возмещению вреда в связи с исполнением этих обязанностей наряду с правилами параграфа 2 главы 59 ГК РФ применяется также специальное законодательство, регулирующее правила возмещения вреда в той или иной сфере служебной деятельности и устанавливающее более высокий размер ответственности по сравнению с нормами Гражданского кодекса РФ.

Такими специальными нормативными актами, регулирующими указанные правоотношения (трудовые и служебные), являются:

– Федеральный закон “Об обязательном социальном страховании от несчастных случаев на производстве и профессиональных заболеваний” от 24 июля 1998 г. N 125-ФЗ;

– Федеральный закон РФ “Об основах обязательного социального страхования” от 16 июля 1999 г. N 165-ФЗ (в ред. 05.03.2004);

– Трудовой кодекс РФ (абз. 14 и 15 ст.ст. 21, 219, 227 – 231, 355 и 356);

Источник: http://sudpraktika.com/sudtext2/sudobur_33072.htm

Поделиться:
Нет комментариев

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Все поля обязательны для заполнения.